статьи
СОЗАВИСИМОСТЬ. Психологические проблемы созависимых.

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания), как и другие виды зависимостей (игровая, компьютерная зависимость, анорексия и булимия, др.) — семейная болезнь. Созависимость — это состояние, возникающее у членов семьи больного алкоголизмом или другими формами зависимости, которое подчас тяжелее, чем само заболевание.

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания), как и другие виды зависимостей (игровая, компьютерная зависимость, анорексия и булимия, др.) — семейная болезнь.
Семьи зависимых страдают во многих отношениях. Главные их проблемы — психологические. Однако с ними могут быть тесно связаны и проблемы здоровья, поскольку стресс способствует возникновению болезней.
Кто является созависимым?
Созависимыми являются:
1. Лица, находящиеся в браке или в любовных взаимоотношениях с больным зависимостью;
2. Родители. Взрослые братья и сестры больного;
3.Лица, имеющие одного или обоих родителей, больных зависимостью.
Что такое созависимость ?
Созависимость — это состояние, возникающее у членов семьи больного алкоголизмом или другими формами зависимости, которое подчас тяжелее, чем само заболевание. С начала 1980-х годов этот термин употребляется с растущей частотой. В мире развивается целое движение по преодолению созависимости.
Единого краткого определения (дефиниции) созависимости нет. Ряд исследователей давали несколько различающиеся определения, однако они лишь подчеркивали те или иные стороны созависимости. Существует ряд определений.
Американский исследователь Смоли:
«Созависимость — это паттерн усвоенных форм поведения, чувств и верований, делающих жизнь болезненной. Это зависимость от людей и явлений внешнего мира, сопровождающаяся невниманием к себе до такой степени, что мало остается возможностей для самоидентификации» (цит. по Whilefield C.Z. 1989).
Другой американский исследователь Уэкшайдер-Круз:
«Это (созависимость) постоянная концентрация мысли на ком-то или на чем-то и зависимость (эмоциональная, социальная, иногда физическая) от человека или объекта. Иногда эта зависимость от другого человека становится патологическим состоянием, влияющим на все другие взаимоотношения (цит. по Whitefield C.Z. 1989).
Исследователь Янг:
Созависимость — это «плохое здоровье, нарушение адаптации и проблемы поведения, связанные с совместным проживанием с больным алкоголизмо .
Чермак считает:
Созависимость — это «нарушение личности, основанное на :
необходимости контроля ситуации во избежание неблагоприятных последствий; невнимании к своим собственным нуждам;
нарушении границ в области интимных и духовных взаимоотношений; слиянии всех интересов с дисфункциональным лицом. Другие проявления — отрицание, депрессия, вызванные стрессом соматические заболевания» (цит. no Whitefield C.Z. 1989).
В качестве рабочего инструмента можно принять следующее определение. «Созависимый человек — это тот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека и совершенно не заботится об удовлетворении собственных жизненно важных потребностей».
Созависимость в известном смысле — это отказ от себя.
Характеристики созависимости.
Низкая самооценка
Это основная, фундаментальная характеристика созависимых, на которой базируются все остальные признаки. Созависимые о себе не думают, не воспринимают себя как людей ценных, достойных всяческого уважения. Иначе как бы жена алкоголика допустила, чтобы муж ее избивал? Причем не один раз, а систематически? Надо очень низко ценить себя, чтобы позволять другим дурно с собой обращаться. Надо очень низко ценить себя, чтобы допускать саморазрушающее поведение. Надо очень не любить себя, чтобы позволить другим распоряжаться своей жизнью.
Из низкой самооценки вытекает такая особенность созависимых, как направленность вовне.
Курс на внешние ориентиры
Созависимые полностью зависят от внешних оценок, от взаимоотношений с другими, хотя они слабо представляют, как другие должны к ним относиться.
Из-за низкой самооценки созависимые могут постоянно себя критиковать, но не переносят, когда другие их критикуют. Тогда созависимые становятся самоуверенными, негодующими, гневными.
Созависимые не умеют принимать комплименты и похвалу должным образом. Комплименты могут даже усиливать у них чувство вины или своей неадекватности. И в то же время у них портится настроение в результате отсутствия такой мощной подпитки чувства своей самоценности, как «словесные поглаживания», по Э.Берну (1992). В глубине души созависимые не считают себя достаточно хорошими людьми, они испытывают чувство вины, когда тратят на себя деньги или позволяют развлечение.
Созависимые говорят себе, что они ничего не могут сделать как следует и очень боятся делать ошибки. В их сознании и лексиконе доминируют многочисленные долженствования — «я должна», «ты должен». Созависимые стыдятся пьянства мужа либо наркомании сына или дочери. Эти проблемы они держат как большой секрет семьи. Созависимые родители наркоманов держат в секрете свои проблемы не только от друзей и знакомых, т. е. от внешнего мира, но они пытаются скрыть проблемы и внугри семьи.
Низкая самооценка движет созависимыми, когда они стремятся помогать другим. Поскольку они не верят, что могут быть любимыми и ценными сами по себе, то они пытаются заработать любовь и внимание других. Так они в семье становятся незаменимыми, вернее думают, что они незаменимы.
Мир, в котором живут созависимые, давит на них, неясен им, полон тревожных предчувствий, ожиданий плохих известий. В этих обстоятельствах созависимые становятся все более ригидными и усиливают свой контроль. Они отчаянно пытаются удержать иллюзию построенного ими мира.
В эмоциональной палитре созависимых наряду со страхом живут другие так называемые негативные эмоции: тревога, стыд, вина, затянувшееся отчаяние, паника, гнев, ненависть, негодование и даже ярость.
Есть, однако, одна неожиданная особенность эмоциональной сферы — обнубиляция чувств. Это затуманивание чувств, неясность восприятия либо полный отказ от чувств. Поэтому созависимые женщины и говорят: «Я стала деревянной, мертвой».
По мере длительности стрессовой ситуации в семье у созависимых растет переносимость эмоциональной боли, нарастает толерантность негативных эмоций. Помогает росту толерантности такой механизм эмоционального обезболивания, как отказ чувствовать, потому что чувствовать слишком больно.
Порой жизнь созависимых протекает так, как будто и не воспринимается всеми чувствами. У них как будто утрачены навыки распознавания и понимания своих чувств. Они могут не замечать реально надвигающуюся опасность. Они слишком поглощены тем, чтобы удовлетворять желания других людей, может быть, поэтому утратили ощущение самих себя. Созависимый человек не в фокусе своего сознания. В центре его сознания зависимый больной. Созависимость — это отказ от себя.
Отказ от собственных чувств.
Созависимые даже иногда думают, что не имеют права на собственные чувства, они готовы отречься от своего чувственного опыта. «Как я могу наслаждаться здоровьем, когда мужу так плохо?».
Созависимые привыкают к искажению чувств. Они усвоили еще в родительском доме, что можно испытывать лишь приемлемые, «разрешенные» чувства. Созависимая жена хочет видеть себя доброй, любящей, но на самом деле у нее доминирует гнев либо даже негодование, в связи с пьянством мужа. В результате ее гнев трансформируется в самонадеянность, самоуверенность. Трансформация чувств происходит подсознательно.
Негативные чувства в силу своей интенсивности могут генерализоваться и распространяться на других людей .Легко возникает у созависимых ненависть к себе, которую они проецируют на других в порядке психологической защиты. Сокрытие стыда, ненависти может выглядеть как надменность и превосходство над другими. Это еще одна трансформация чувств.
Защита от страданий. Созависимые используют все формы психологической защиты — рационализацию, минимизацию, вытеснение, но более всего отрицание. Они склонны игнорировать проблемы или делать вид, что ничего серьезного не происходит («просто вчера он пришел пьяный»).
Они как будто уговаривают себя, что завтра все будет лучше. Порою созависимые постоянно чем-то заняты, чтобы не думать о главной проблеме.
Отрицание.
Созависимые легко обманывают себя, верят в ложь, верят всему, что им сказали, если сказанное подходит к желаемому. Самым ярким примером легковерия, в основе которого лежит созависимость и отрицание проблемы, является ситуация, когда жена больного алкоголизмом продолжает десятилетиями верить, что он бросит пить и все само собой изменится к лучшему. Созависимые хотят верить, а если они хотят, чтобы так было, то так и должно быть, по их логике. Они видят только то, что хотят видеть, и слышат только то, что хотят слышать,
Отрицание помогает созависимым жить в мире иллюзий, поскольку правда настолько болезненна, что они не могут ее вынести, Отрицание — это тот механизм, который дает им возможность обманывать себя.
Однако нечестность даже с самим собой — это уже утрата моральных принципов. Ложь неэтична. Обманывать себя — это деструктивный процесс как для себя, так и для других. Обман — форма духовной деградации.
Созависимые отрицают у себя наличие признаков созависимости. Именно отрицание мешает мотивировать их на лечение своих собственных проблем.
Это важная характеристика как зависимости, так и созависимости. Поэтому хочу остановиться на ней подробнее. Отрицание — это способность игнорировать, отрицать то, что происходит. Способность не верить своим глазам. Проявляется отрицание в том, что созависимые не видят своих проблем. «У меня нет проблем, проблемы у моего мужа, его лечите, а мне помощь не нужна». Отрицание способствует длительному пребыванию в иллюзиях. «Мой муж пьет, но сегодня, возможно, он будет трезвый». Члены семьи не замечают, что их жизнь стала неуправляемой и что они не могут нормально себя чувствовать, не могут справляться с обязанностями матери, жены, что они утратили часть профессиональной работоспособности. Отрицание препятствует уяснению своей созависимости.
Отрицание одновременно и друг, и враг. Дружеская его сторона заключается в том, что оно дает возможность собраться с силами, пока человек не готов воспринять слишком болезненную действительность. Отрицание помогает выжить при непереносимо трудных обстоятельствах. Это щадящий способ взаимодействия с травматической ситуацией. Может быть, находясь под защитным зонтиком отрицания, можно выиграть время. Через какое-то время мы будем готовы воспринять суровую действительность.
Когда наше мышление управляется отрицанием, то одна часть нашей личности знает правду, другая нашептывает искажение, преуменьшение правды, затуманивает сознание
Недружественная сторона отрицания заключается в том, что оно не позволяет ясно видеть проблемы, уводит от действий, которыми можно прекратить боль, слишком много тратится энергии на фантазии вместо того, чтобы реально о себе заботиться. Отрицание позволяет искажать свои истинные чувства — притуплять их, перекручивать. Теряется связь с собой. Мы про должаем оставаться в непереносимо болезненной ситуации и думаем, что это нормально. Отрицание делает нас слепыми по отношению к чувствам, собственным потребностям, к своей личности в целом.
Тревоги — это стремление наказать себя, не давать себе прощения, нелюбовь к себе, недоверие к себе.
Страх может лежать в основе контролирующего поведения. Если кто-то долго чего-то боится, он привыкает к страху. И думает, что это нормально — именно так и чувствовать себя. Грусть, подавленность, напряжение могут маскировать страхи. Последствия этого могут быть долгими и трагическими.
Вина, стыд — часто присутствуют в психическом состоянии созависимых. Они стыдятся как собственного поведения, так и поведения своих близких.
Гнев — это сильное чувство. Оно имеет свойство распространяться и на тех, кто его не вызывал,
Многие испытывают гнев на членов своей семьи. У некоторых это длится годами. Гнев может переходить в ярость. Гнев — это сила, энергия, которая помогает высвободиться из плена. Люди иногда чувствуют себя плененными, подчиненными членами семьи, обстоятельствами. Инструмент психического, эмоционального освобождения — гнев.
Гнев занимает большое место в жизни созависимых. Они чувствуют себя уязвленными, обиженными, рассерженными и обычно склонны жить с людьми, которые чувствуют себя точно так же.
Созависимые боятся своего гнева и гнева других людей. Гнев часто используется для того, чтобы держать на расстоянии от себя того человека, с кем им трудно строить взаимоотношения. «Я сержусь, значит, он уйдет».
Созависимые подвергают свой гнев репрессии, вытеснению, подавлению, что не приводит к облегчению, а лишь усугубляет состояние. Из-за подавленного гнева созависимые могут много плакать, становиться подавленными, переедать, длительно болеть, совершать отвратительные поступки для сведения счетов, проявлять враждебность, бывают вспышки насилия.
Границы личности. В алкогольной семье никто не знает своих границ. Каждый воспринимает проблемы больного как свои собственные. Фактически вся жизнь в доме начинается с больного и вертится вокруг него.
Поражение духовной сферы
Духовность в рамках концепции созависимосги определяется как качество взаимоотношений с субъектом (человеком) или объектом, наиболее значимым, важным в нашей жизни. Духовность связана с системой отношений и ценностей человека.
К наиболее значимым и ценным взаимоотношениям относятся взаимоотношения с самим собой, с семьей, с обществом и с Богом. Если у больного по мере развития заболевания эти взаимоотношения и связанные с ними ценности вытесняются отношениями с химическим веществом, то у созависимых они вытесняются патологически измененными взаимоотношениями с больным членом семьи.
По нашим наблюдениям, среди созависимых много людей, верующих в Бога. Нередко к вере они пришли во время болезни своего близкого и видят опору в Боге, молитва дает поддержку и облегчение, Но даже взаимоотношения с Богом у них иногда омрачаются вспышками гнева и негодования.
Таким образом, проявления созависимости довольно многообразны. Они касаются всех сторон психической жизни, мировоззрения, поведения человека, системы верований и ценностей, а также физического здоровья.
Отличительная особенность жен алкоголиков, а также других созависимых, — контролирующее поведение. Жены, матери, сестры, отцы, мужья, братья больных с зависимостью — это контролирующие близкие. Они верят, что в состоянии контролировать все на свете. Чем хаотичнее ситуация дома, тем больше усилий по контролю. Они думают, что могут сдерживать пьянство своего близкого либо «запретить» употребление наркотиков. Они думают, что могут контролировать восприятие других через производимое впечатление. Им кажется, что окружающие видят их семью такой, какой они ее изображают.
Для контроля над другими созависимые пользуются различными средствами — угрозами, уговорами, принуждением, советами, подчеркиванием беспомощности других. «Муж без меня пропадет», «Сын не может понимать необходимость лечения, поэтому я должна его упрятать в больницу».
В качестве средства контроля над другими часто используются манипулирование и навязывание чувства вины.
Контроль — это прямое принуждение, приказ, требование, высказывание: «Делай так, как я тебе говорю». Манипулирование служит тем же целям, но достижение цели происходит хитрыми, утонченными и более замаскированными путями. Если я манипулирую другим человеком, то я не буду честно говорить ему: «Мне от тебя нужно то-то и то-то», Я боюсь попросить прямо, он может сказать «нет». Но я могу навешать на него чувство вины, и тогда он легко выполнит мою волю. Я могу поставить его в положение без выбора, я могу использовать лесть, соблазн. Значит, я манипулирую.
Манипулировать — значит расставлять ловушки, соблазны, использовать хитрые трюки с целью подчинить себе другого человека. Если жена идет на сексуальное сближение с мужем не ради самого секса, а ради того, чтобы добиться желаемого поведения мужа («Будь трезвым, и у нас будет всегда хороший секс»), то жена манипулирует с помощью секса.
Даже если манипулирование достигает своей цели, близкий человек делает то, что требует от него созависимая супруга, то все равно взаимоотношения омрачаются плохим чувством у обоих. Манипулировать можно предметами, например, куклами. Они неживые, и с ними удается проделывать любые трюки. Люди — жи¬вые, поэтому они не любят подчиняться чужой воле, они воспринимают это как насилие. Люди сопротивляются. На всякое действие есть противодействие.
Легко распознать грубое, бросающееся в глаза контролирующее поведение. Железная рука, правящая с самозахваченного трона. Тиран. Диктатор. Деспот. Правитель, обладающий большой властью. В алкогольных семьях таким тираном может быть трезво живущая жена. Она может не пустить в дом пьяного мужа, может побить его, лишить пищи или чего-то еще. Явно контролирующее поведение наблюдается и тогда у жены, когда она тащит мужа на консультацию, подсыпает тайно ему в чай лекарство, тащит его из больницы. Либо выискивает бутылки со спиртным, выливает спиртное в раковину, выгоняет или отчитывает его друзей по телефону.
Контролирующее поведение — выдающаяся особенность созависимых. От грубого нажима до вкрадчиво-нежного отношения к близким с целью навязать свою волю, свое видение проблемы, свою принудительную тактику.
Более мягкие формы контролирующего поведения рассмотреть труднее. Под личиной нежности, самоотверженной заботы, ласки доброты она делает все то же дело — лишает его ответственности за свою жизнь, парализует его волю
Цель контроля — заставить. Заставить других людей делать так, как считают нужным и правильным созависимые. И не только делать, но даже заставить думать и чувствовать так, как это будет правильно по мысли созависимых. Силой принудить жизнь разворачиваться в той мере и в то время, как назначат они, контролирующие люди. Их призвание — не позволить, чтобы что-то случилось без их повеления или разрешения, держать и не пускать на самотек. Остановить течение жизни, переделать людей и устроить все так, как им нравится.
Мужья и дети контролирующих женщин не живут своей собственной жизнью. Они как будто пишут диктант. Жизнь под диктовку. Настоящая жизнь больше похожа на сочинение, чем на диктант.
Необходимо сообщить созависимым плохую новость: контролирующее поведение — это самопораженческое поведение. Да если удается кого-то заставить что-то делать, то плата за это велика. Цена — разрушение взаимоотношений с близким человеком. При этом дело оборачивается тем, что созависимые не только не могут контролировать чью-то жизнь, но теряют контроль над своей собственной жизнью.
Попытка взять под контроль практически неконтролируемые события приводит к депрессии. Невозможность достичь цели в вопросах контроля созависимые рассматривают как собственное поражение, как утрату смысла жизни. Повторяющееся поражение усугубляет депрессию. В такие серые дни кажется, что прошлое бессмысленно, будущее неопределенно. Активизируются подавленные ранее эмоции страха, душевной боли. Ранее контролирующее поведение предназначалось для маскирования боли.
Выздоровление от депрессии достигается через состояния умиротворения, спокойствия в отношении себя и других, доверия, принятия себя со всеми своими реальными чувствами.
Контроль — это прямой отклик на наши страхи, панику, беспомощность, утрату доверия. Когда все идет плохо, мы можем перестать доверять себе, Богу, высшим силам Вселенной, самому процессу жизни. Исчезает доверие, включается кнопка контроля. Если удается вернуть доверие, то может уйти за ненадобностью и потребность контролировать.
Известно, что созависимые не доверяют себе, не доверяют своим чувствам, своим решениям, не доверяют другим людям или пытаются доверять людям, не заслуживающим доверия, теряют веру в Бога и доверие к Нему.
Другим исходом контролирующего поведения созависимых является поведение, обусловленное фрустрацией (т.е. крушением надежд), гневом. Боясь утратить контроль над ситуацией, созависимые сами попадают под контроль событий или своих близких, больных зависимостью. Например, мать наркомана увольняется с работы, чтобы контролировать поведение сына. Но наркомания продолжается и практически контролирует жизнь матери, распоряжается ее временем, профессией, самочувствием, психическими ресурсами.
Когда, созависимые, пытаются взять под контроль людей и ситуации, относящиеся к области «не моё дело»,они сами становятся контролируемыми. Пока они думают, действуют в чьих-то интересах, они теряют способность думать и действовать в своих собственных интересах. Стать на путь контроля других — значит, утратить контроль над собой.
Когда мы спрашиваем у созависимых жен, матерей, почему они контролируют.Они отвечают, что делают это из лучших побуждений. Они могли бы сказать о себе примерно следующее.
• Мы контролируем во имя любви.
• Мы хотим помочь.
• Ну, мы же знаем лучше, что ему надо.
• Мы правы, а он не прав.
• Мы думаем, что только так и надо поступать ( т.е. контролировать ).
• Страшно ничего не делать.
• Мы контролируем, потому что нам больно видеть, как он раз
рушает себя.
Да, если пришла беда, то первое, что инстинктивно делает человек, — пытается мобилизовать все силы и силой преодолеть трудность. Но зависимость — это такая трудность, которую силой не преодолеешь.
Контроль — это манипуляция людьми, обстоятельствами, вещами с тем, чтобы чувствовать себя безопасно.
Контроль — это минимизация и подавление чувств с тем, чтобы чувствовать себя безопасно.
Контроль — это компенсация за чувство неадекватности.
Желание заботиться о других, спасать других
Спасать других — призвание созависимых. Они любят заботиться о других, часто выбирают так называемые помогающие профессии — врача, медсестры, учительницы, психолога, воспитательницы. Как будто созависимые созданы для своих алкоголиков. Призвание созависимых — любить алкоголиков, выходить за них замуж, рожать им детей, лечить алкоголиков, воспитывать их, посвятить им всю свою жизнь. Все это было бы хорошо, если бы отношение к значимым близким действительно помогало спасать больных зависимостью от психоактивных веществ. Забота о других перехлестывает разумные и нормальные размеры, может принимать карикатурный характер.
Их поведение вытекает из убежденности в том, что именно они, созависимые, ответственны за чувства, мысли, действия других, за их выбор, за их желания и нужды, за их благополучие, за недостаток благополучия и даже за саму судьбу. Созависимые берут ответственность за других, спасают их от ответственности за самих себя, при этом совершенно безответственны за собственное благополучие. Плохо питаются, плохо спят, не посещают врача, не знают своих собственных потребностей.
Спасая больного, созависимые лишь способствуют тому, что он будет продолжать употреблять алкоголь или наркотики. Тогда созависимые злятся на больного. Попытка спасать почти никогда не удается. Это всего лишь деструктивная форма поведения, деструктивная и для зависимого, и для созависимого человека.
Однако желание спасать так велико, что созависимые могут делать то, что в сущности не хотели делать. Созависимые говорят «да», когда им хотелось сказать «нет». Они делают для близких то, что те сами могут сделать для себя. В действительности они делают больше за кого-то, чем для кого-то. Они удовлетворяют нужды своих близких тогда, когда те не просят их об этом и даже не согласны, чтобы созависимые это для них делали.
Созависимые постоянно отдают больше, чем сами получают от своего близкого. Созависимые говорят за другого, думают за него, верят, что могут управлять его чувствами, и не спрашивают, чего хочет тот другой. Они решают проблемы другого, хотя подобное решение не своих проблем редко бывает эффективным. В совместной деятельности, например, в ведении домашнего хозяйства, они делают больше, чем им следовало бы делать по справедливому разделению обязанностей.
Такая «забота» о других предполагает некомпетентность, беспомощность другого, неспособность делать то, что делает за него созависимый близкий. Все это дает возможность созависимым чувствовать себя постоянно необходимыми, незаменимыми. «Спасатель» нуждается в том, чтобы в нем нуждались. Таковы психологические выгоды от спасательства — подпитка низкой самооценки, удовлетворение потребности быть нужными.. Они распоряжаются жизнями и судьбами других. Они полностью обесценивают способность другого сделать для себя то, что действительно спасет его.
Такое нездоровое заботливое поведение граничит с пособничеством. Рядом с каждым алкоголиком в семье есть человек, который способствует поддержанию алкоголизма в активном состоянии. Пособник своими действиями помогает алкоголику продолжать пить, спасает его от страданий, от неудобств, вызванных последствиями его алкоголизации, и тем самым облегчает алкоголику возможность пить дальше. Нездоровая роль жены или матери алкоголика (наркомана) называется пособник. Созависимые спасают таким вот нездоровым образом:
• Когда звонят на работу начальнику мужа и говорят, что он
простудился и не придет на работу, а на самом деле он в по
хмельном состоянии.
• Когда платят долги его кредиторам.
• Когда берут такси, грузят его пьяное тело, доставляют до
мой.
• Когда ищут захмелевшего супруга в темноте или по тем адре
сам, где он может находиться.
• Делают для другого человека то, что он сам в состоянии сде
лать для себя.
• Оказывают помощь тогда, когда не просили об этом, ли
бо даем больше того, чем нас попросили.
• Когда говорят за других людей. Если на консультации
больной и родственница, то обычно говорит она.
Но когда больной в хроническом болезненном состоянии, то его надо не спасать, а помочь ему самому преодолеть свой недуг. Алкоголизм и наркомания, не считая состояний острого отравления, относятся к хроническим болезням. Помогать необходимо, но при этом верить в целительную силу самой личности больного.
Какие чувства сопровождают акты спасания? Иногда спасательница испытывает неловкость и дискомфорт в связи с проблемой человека, иногда свою святость, жалость к нему. Жены алкоголиков вообще склонны путать жалость с любовью
Созависимые чувствуют себя нужными в данный момент. В этом чувстве заключена великая награда.
После того, как жена алкоголика начала его спасать, она неизбежно будет двигаться в сторону другой нездоровой роли в семье — роли преследовательницы. Она «щедро» помогла, допустим, приволокла его пьяного домой, затем не удержалась от упреков и негодования. Этот несчастный алкоголик остался неблагодарным! Когда жена спасала, она делала нечто такое, что не желала делать, она отказывалась от собственных нужд и планов на это время, как же она может не злиться? Объект спасения протрезвляется, не благодарит и даже не принимает многочисленных советов жены. Жена входит в роль обвинителя. Гнев и ярость обрушиваются на «спасенного» алкоголика.
Алкоголик — живой и переменившееся настроение жены прекрасно чувствует. Он использует этот момент, чтобы перейти в наступление. Бывает, что в этот момент он ударит жену. Это вырвался его праведный гнев за то, что кто-то посчитал его некомпетентным и взял на себя его ответственность. Люди возмущаются, когда их считают некомпетентными, никчемными, неспособными.
Наступает поворот в движении созависимой супруги к излюбленной роли на дне треугольника — роли жертвы. Это предсказуемый и неизбежный результат спасательства. Жертву переполняют горькие чувства беспомощности, обиды, подавленности, печали. Разрастается до невероятных размеров чувство жалости к самой себе. Вот опять меня использовали и отбросили. Я так старалась, я сделала доброе дело, а он… Ну почему, почему это всегда случается со мной?
«Спасая» химически зависимого своего близкого, созависимые неизбежно подчиняются закономерностям, известным под названием «Драматический треугольник С. Карпмана» или «Треугольник власти» (Karpman S., 1968, 1971).

Созависимые пытаются спасать других, потому что для созависимых это легче, чем переносить дискомфорт и неловкость, а часто и душевную боль, сталкиваясь с неразрешенными проблемами своих близких. Созависимые не научились говорить: «Это очень печально, что у тебя такая проблема. Чем я могу тебе помочь ?» Созависимые говорят так: «Я здесь. Я сделаю это за тебя».
Помогать людям, давать людям часть своего времени, своего таланта — это очень хорошо. Все это входит в здоровые взаимоотношения между людьми. Где же проходит грань между здоровой заботой о других и нездоровым спасательством?
Должны быть разумные пределы того, что мы делаем в здоровых^ взаимоотношениях для других людей. Это нормально — уравновесить «даю» и «беру». Никто не сказал, что необходимо отдавать другим все. |
Не надо думать о других людях, что они хуже нас. Другие не беспомощны. Другие не безответственны. Они не слабоумны. Зачем же обращаться с ними так, как будто они сами не могут взять ответственность за себя. Речь не идет о грудных детях. Если, заботясь о других, мы в этом качестве перестаем заботиться о себе, предаем свои важные потребности и интересы, то это знак того, что мы занимаемся плохим делом, вредным и для себя, и для того, о ком заботимся.
Надо срочно взять на себя ответственность за себя и позволить другим людям делать то же самое. Самое доброе, что мы можем сделать для себя, — перестать быть жертвой.
Если созависимый человек не научится распознавать моменты, когда он становится спасателем, то он будет постоянно позволять другим виктимизировать его, т.е. ставить в положение жертвы. Фактически сами созависимые участвуют в процессе собственной виктимизации. Драма развивается по граням треугольника С.Карпмана.
Сдвиг’ ролей в треугольнике сопровождается изменением эмоций, причем довольно интенсивных. Время пребывания созависимого человека в одной роли может длиться от нескольких секунд до нескольких лет; за один день можно двадцать раз побывать то в роли спасателя, то в роли преследователя, то в роли жертвы.
Цель психотерапии в данном случае может заключаться в том, чтобы научить созависимых распознавать свои роли и сознательно отказаться от роли спасателя. Это предотвратит неизбежность попадания в роль жертвы.
Один из участников игры «Спасатель — преследователь —- жертва» может однажды сказать: «Все, хватит, я выхожу из игры». Если этого не произойдет, спасатель и спасаемый могут погубить друг друга.
Отказаться от спасательства и не позволять другим спасать себя — вот одна из задач преодоления созависимости.
Как уже подчеркивалось выше, у созависимых приобретает особую значимость такое качество, как направленность вовне. Эту характеристику созависимости связывают с низкой самооценкой. Поскольку созависимые не ощущают себя достаточно ценными людьми, они так или иначе направлены на внешние ориентиры. Лица, которые почти полностью зависят от внешних оценок, будут делать все возможное, чтобы сохранить взаимоотношения с кем-то важным для себя. Даже если эти взаимоотношения тяжелы и разрушительны. Рассказы жен больных алкоголизмом о своей жизни — это драма, жизнь в аду. Даже если разведутся с алкоголиком, то часто все равно продолжают жить вместе.
У созависимых страдает концепция своего «я», нет четких представлений, как другие должны к ним относиться. Без взаимоотношений с другими созависимые чувствуют себя менее значимыми, а иногда ничтожными. Во взаимоотношениях они часто уступают другим, даже в том случае, когда от созависимых этого не требуется. Они остаются преданными и тогда, когда объект привязанности им изменяет или жестоко с ними обращается. Взаимоотношения больного алкоголизмом и супруги могут быть очень тесными, они буквально не могут жить друг без друга. Это дает каждому из них чувство безопасности. Безопасность, добытая столь нездоровым образом, любой ценой, является застывшей, статичной, что мешает отношениям развиваться.
Из-за низкой самооценки для созависимых приобретает особую важность вопрос: «Что скажут другие?» Созависимые тратят много энергии на то, чтобы управлять тем, какое впечатление они производят на других. У людей с адекватной, здоровой самооценкой точка отсчета в оценке себя находится внутри, созависимые добровольно отдали точку отсчета окружающим. Созависимые стремятся быть «хорошими», действительно могут делать много хороших дел, и они верят, что им удается производить нужное впечатление на окружающих, контролировать восприятие окружающих.
Цель жизни созависимых может сводиться к вычислению, чего хотят другие, к удовлетворению чьих-то желаний; действия направлены на то, чтобы доставить удовольствие другим. Отсюда потребность в угодничестве. Даже в постели они могут заботиться не о своих желаниях, а о том, чтобы доставить удовольствие партнеру.
Развиваются поразительные способности распознавать, что нравится и что не нравится другим людям. Созависимые верят, как только они станут такими, какими их хотят видеть другие, жизнь сделается безопасной, надежной, они будут приняты в тех кругах, куда стремятся. Они так сильно зависят от других, что даже право на существование должно подтверждаться другими. Они не уверены, что законно занимают место в жизни. Им необходимо подтверждение этого извне. Созависимые не доверяют своему собственному восприятию, пока другие не подтвердят его.
Возможно, эта их особенность движет ими, когда они стремятся заботиться о своих близких, больных зависимостью. Здесь забота не является любовью, а скорее это проявление власти над другим человеком. Созависимые навязывают свою волю больному и тем самым лишают его своей собственной воли. Заботливые созависимые люди очень властолюбивы. Это и перекручивает их взаимоотношения в семье. Практика угоднического поведения тоже определяется этой характеристикой созависимых.

Критерии оценки созависимости
Созависимость распознается, когда человек длительное время находится в высоко стрессовом семейном окружении, включающем алкоголизм (наркоманию) одного из членов.
Индивид сообщает или у него наблюдается не менее 5 из следующих 8 характеристик.
Страх. Распознается по наличию следующих признаков.
1. Постоянная концентрация на проблемах других.
2. Непроходящая тревога, опасения и чувство страха.
3. Избегание риска в межличностных отношениях, включая недоверие к людям.
4. Контролирующее поведение — повторяющееся, привычное.
5. Сверхответственность.
6. Попытка манипулировать другими, изменять их поведение.
Стыд. вина. Распознаются по наличию следующих признаков.
1. Постоянное чувство стыда как по отношению к собственному поведению, так и к поведению других.
2. Постоянное чувство вины в связи с проблемами других.
3. Изоляция от окружающих, чтобы скрыть стыд за себя или за семью.
4. Ненависть к себе.
5. Проявление надменности и превосходства, что связано с низкой самооценкой.
Затянувшееся отчаяние. Распознается по наличию следующих признаков.
1. Отчаяние и безнадежность относительно изменения существующей ситуации.
2. Пессимистический взгляд на мир.
3. Низкая самооценка и чувство поражения (я — неудачник), что не соответствует реальным достижениям.
Гнев. Распознается по следующим признакам.
1. Постоянный гнев, направленный на пьющего, семью или себя.
2. Страх потерять контроль в гневе.
3. Гнев, касающийся духовной сферы, в том числе гнев на Бога.
4. Пассивно-агрессивное поведение, особенно в отношении пьющего.
Отрицание. Распознается по следующим признакам.
1. Постоянное отрицание источника семейной беды.
2. Постоянное преуменьшение тяжести проблемы.
3. Использование оправданий для защиты пьющего от негативных последствий .
Ригидность. Распознается по следующим признакам.
1. Когнитивная негибкость.
2. Поведенческая ригидность, включая ригидность ролей.
3. Моральная и духовная негибкость, окостенелость.
4. Аффективная негибкость — преобладание одного и того же чувства — вины, жалости, гнева.
Нарушение идентификации своего «Я». Распознается по следующим признакам.
1. Неумение выставлять свои требования или заботиться о своих нуждах.
2. Трудности определения границ своего «Я», трудно отделить себя oт других, свою боль от боли других.
3. Зависимость от других личностей — потребность получать от других подтверждение своей самоценности, навязчивое беспокойство о том, как выглядишь в глазах других.
Смущение, замешательство. Распознается по следующим признакам.
1. Постоянная неуверенность в том, что же является нормой.
2. Постоянная неуверенность в том, что же реально.
3. Постоянная неуверенность в чувствах, включая тенденцию неверно определять все чувства одним знаком.
4. Легковерность.
5. Нерешительность.
Психология зависимости.
В Международной классификации болезней (МКБ-10) среди зависимостей описано личностное расстройство, полностью соответствующее зависимости. Под рубрикой F60,7 значится: «активное или пассивное перекладывание на других большей части важных решений в жизни; подчинение своих собственных потребностей потребностям других людей, от которых зависит пациент, и неадекватная податливость их желаниям; нежелание предъявлять даже разумные требования людям, от которых пациент находится в зависимости; чувство неудобства или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха и неспособности к самостоятельной жизни; страх быть покинутым лицом, с которым имеется тесная связь, и остаться предоставленным самому себе; ограниченная способность принимать повседневные решения без усиленных советов и подбадривания со стороны других лиц» (с.204).
Алкоголик (наркоман )- проблемы.
Неразрешенные проблемы — потребность принадлежать кому-то и быть отдельным индивидом. Обычно наблюдается интенсивное слияние с родительской семьей, в особенности с матерью. Слияние — это иллюзия. Это отказ от различий, непохожести. Часто употребляемое матерями «мы» в значении «мой сын» призвано закрывать брешь непохожести. Употреблять слово «мы» для матери становится аддиктивной потребностью.
Вышеперечисленные особенности поведения подпитываются задавленными истинными чувствами, страхом встретиться с ними, неумением отстаивать себя, свое мнение. Наблюдается концентрация на других, на том, что они делают неправильно.
Отношение окружающих
В силу душевной боли, причиняемой зависимостью близкого, окружающие не могут поддерживать хорошие взаимоотношения с больным: «Я не могу уже больше его переваривать».
Окружающие избегают прямых и качественных контактов. Ненависть.
Оскорбления. Нянчатся как с маленьким. Опекают, воспитыва
ют. Пилят. Обвиняют. Все это только поддерживает строй мыслей
зависимого человека.
В чем нуждается зависимый (алкоголик, наркоман)?
В любви.В признании его ценным, достойным человеком.
Необходимо ему позволить делать то, что он хочет. Это может привести его к краху, во время которого он обнаружит свое собственное Я. Ударившись о дно воображаемого падения в пропасть, он может обрести свою способность решать свои проблемы.
Что могут делать близкие любящие люди ?
• Отделить личность больного от химического вещества (алкоголя, наркотиков). «Я ненавижу алкоголь, но я люблю человека».
• Получать помощь и поддержку для себя.
• Отделять человека от его поведения.
• Быть мягкими с человеком, но твердыми в отношении недопустимого поведения.
• Позволить ему столкнуться с последствиями его поведения (алкоголизации, наркотизации) и пережить все, что натворил.
И в том, и в другом случае выздоровление требует системного сдвига как в физическом, так и в психологическом состоянии.
Пристрастие к алкоголю, наркотикам и созависимость в равной степени отбирают у больного и его близких, совместно с ним проживающих, энергию, здоровье, подчиняют себе их мысли, эмоции. В то время как больной навязчиво думает о потреблении химического вещества, его жена (мать) столь же навязчиво думает о возможных способах контроля над его поведением (Москаленко В.Д.,1991, 1992).
Параллелизм проявлений зависимости и созависимости.
Представим параллелизм проявлений обоих болезненных состояний в таблице 1.
Таблица 1, Параллелизм проявлений зависимости и созависимости
Признак Зависимость Созависимость
Охваченность сознания
предметом пристрастия Мысль об алкоголе, наркотике доминирует в сознании Мысль о больном доминирует в сознании
Утрата контроля Над количеством алкоголя или наркотика, над ситуацией, над своей жизнью Над поведением больного, )над собственными чувствами, над жизнью
Отрицание, минимизация, проекция, рационализация— формы психологической защиты «Я не алкоголик», «Я не очень много пью», «От наркотика мне ничего не будет» «У меня нет проблем, проблемы у моего мужа (сына)»
Агрессия Словесная, физическая Словесная, физическая
Преобладающие чувства Душевная боль, вина, стыд Душевная боль, вина, стыд, ненависть, негодование
Рост толерантности Увеличивается переносимость все больших доз вещества Растет выносливость к эмоциональной боли
Синдром похмелья Для облегчения синдрома требуется новая доза вещества После развода с зависимым человеком вступают в новые деструктивные взаимоотношения
Опьянение Часто повторяющееся состояние в результате употребления хим. вещества Невозможность спокойно, рассудительно, т.е. трезво мыслить как часто повторяющееся состояние
Самооценка Низкая, допускающая саморазрушаюшее поведение Низкая, допускающая саморазрушаюшее поведение
Физическое здоровье Болезни печени, сердца, желудка, нервной системы Гипертензия, головные боли, «невроз» сердца, аритмии, язв. болезнь
Сопутствующие психические нарушения Депрессия Депрессия
Перекрестная зависимость от других веществ Зависимость от алкоголя, наркотиков, транквилизаторов может сочетаться у одного индивида Помимо зависимости от больного, возможна зависимость от транквилизаторов
Отношение к лечению Отказ от лечения Отказ от лечения
Условия выздоровления Воздержание от хим. вещества, знание концепции болезни. Долгосрочная реабилитация Отстранение, знание концепции созависимости, долгосрочная реабилитация
Эффективные программы выздоровления Психотерапия, программа 12 шагов, группы самопомощи типа АА Психотерапия, программа 12 шагов, группы самопомощи типа Ал-Анон
Течение Рецидивирующее Рецидивирующее
Перечень сходных признаков, представленных в таблице, не является исчерпывающим. Анализ параллелизма можно продолжать и дальше.
Как зависимость, так и созависимость представляет собой длительное, хроническое страдание, приводящее к деформации духовной сферы. У созависимых эта деформация выражается в том, что они вместо любви питают к близким ненависть, теряют веру во всех, кроме себя, хотя своим здоровым импульсам тоже не доверяют, испытывая жгучее чувство ревности, зависти и безнадежности. Жизнь у зависимых больных и их созависимых родственников проходит часто (особенно в период обострения болезни) в социальной изоляции. Химическую зависимость часто называют болезнью безответственности. Больной не отвечает ни за последствия употребления психоактивного вещества, ни за разрушение своего здоровья, ни за благополучие в семье, не выполняет родительские обязанности.
Созависимые лишь внешне производят впечатление сверхответственных людей, однако они в равной степени безответственны за свое состояние, за свои потребности, за свое здоровье и тоже не могут хорошо исполнять свои родительские обязанности.
Можно отметить как много сходства в психологии зависимых больных и их созависимых членов семьи.
Созависимость не является синонимом термина «невроз». Понятие созависимости шире невроза, невроз (депрессивный, обсессивно-компульсивный) входит в содержание понятия «созависимость», но не исчерпывает его.
Чем бы ни являлась созависимость — самостоятельной болезнью, реакцией на стресс или патологическим развитием личности — сравнение этого состояния с зависимостью лишь помогает глубже понять изучаемые явления.
Созависимость выглядит как зеркальное отражение зависимости. Основными психологическими проявлениями любой зависимости является триада:
1. обсессивно-компульсивное мышление, когда речь идет о предмете зависимости — об алкоголе, наркотиках;
2. отрицание как форма психологической защиты;
3. утрата контроля.
Зависимость от психоактивных веществ поражает как индивида, так и его семью физически, психологически и социально.
Сходство зависимости и созависимости усматривают в том, что
1. Оба состояния представляют собой отдельное расстройство, а не симптом иного заболевания.
2. И то и другое состояние постепенно приводит к физической, психической, эмоциональной и духовной деградации.
3. Невмешательство может привести к преждевременной смерти при каждом из двух рассматриваемых состояний.
4. И в том, и в другом случае выздоровление требует системного сдвига как в физическом, так и в психологическом состоянии.
Пристрастие к алкоголю, наркотикам и созависимость в равной степени отбирают у больного и его близких, совместно с ним проживающих, энергию, здоровье, подчиняют себе их мысли, эмоции. В то время как больной навязчиво думает о потреблении химического вещества, его жена (мать) столь же навязчиво думает о возможных способах контроля над его поведением .
Течение созависимости (фазы)
Созависимость может с течением времени усугубляться, Некоторые авторы считают, что оставленная без внимания созависимость может приводить человека к смерти. Смерть наступает от болезней, вызванных стрессом. Созависимость может протекать волнообразно, то усугубляясь, то ослабевая, например, в периоды ремиссий у больного члена семьи.
Условно выделяют 4 фазы созависимости (по семейной программе в Хезельдене, США).
Фаза озабоченности.
1. Тревога за близкого, больного зависимостью. Периодическое появление токсических эмоций (ТЭ). Токсические эмоции (ТЭ) — это чувства вины, стыда, обиды, жалости к себе, беспокойства и гнева. Эти эмоции становятся механизмом защиты для человека, страдающего созависимостью. Токсические эмоции для созависимого все равно что алкоголь для алкоголика.
2. Отрицание проблемы. Частое использование ТЭ.
3. Повышенная переносимость отрицательного поведения больного и ТЭ (рост толерантности).
4. Трудности концентрации внимания.
Фаза самозащиты.
5. Трансформация различных эмоций в негативные и в то же время отрицание ТЭ.
6. Все внимание поглощено больным членом семьи.
7. Защита больного.
8. Высокая терпимость к неподобающему поведению больного.
9. Чувство ответственности за все семейные проблемы.
10. Повторяющиеся трудности концентрации внимания.
11. Утрата контроля над своей жизнью и над жизнью больного.
Фаза адаптации.
12. Чувство вины и стыда.
13. «Идеальное» поведение
14. Выраженный гнев.
15. Увеличение потребления спиртного (наркотика) больным.
16. Угрызения совести и стресс.
17. Приспосабливание к житейским неудобствам.
18. Все действия сконцентрированы на больном.
19. Стремление изолировать больного и/или чрезмерно опекать.
20. Выраженная жалость к себе.
21. Все для других, ничего для себя.
22. Непереносимое чувство обиды.
23. Рассеянность.
24. Распад семьи.
25. Обращение за медицинской или психологической помощью.
26. Чувство собственного поражения.
27. Критически низкая самооценка.
28. Бесконтрольное прибегание к ТЭ.
Фаза истощения.
29. Обоснование использования ТЭ.
30. Полная утрата чувства собственного достоинства.
31. Потеря терпимости к больному.
32. Духовная деградация.
33. Страхи.
34. Выраженная тревога, депрессия.
35. Все обоснования целесообразности своего поведения оказы-ваются несостоятельными.
36. Преодоление созависимости или
37. Глубокий кризис.
Выздоровление и восстановление баланса жизни может начаться в любой фазе созависимости.
Процесс выздоровления может иметь следующие этапы.
1. Прекращается прибегание к ТЭ.
2. Выздоровление становится первоочередной задачей.
3. Эмоциональное отдаление от больного (отстранение).
4. Возвращение физического, духовного и эмоционального здоровья.
5. Желание продолжать психотерапию, заботиться о себе, удовлетворять свои потребности.
6. Восстановление здоровых взаимоотношений с больным членом семьи.
Истоки созависимости – родительская семья.
Созависимость формируется не в браке с больным алкоголизмом, а в родительском доме.
Созависимые происходят из семей, в которых имели место либо зависимость от психоактивных веществ, либо жестокое обращение — эмоциональное, интеллектуальное, физическое насилие либо сексуальное оскорбление.
Естественное выражение чувств в родительской семье запрещалось. («Не реви», «Что-то ты развеселился очень, как бы плакать не пришлось», «Мальчикам плакать неположено»). Часто все перечисленное встречается в одной семье. Такие семьи называют дисфункциональными.
Семья — это главная система, к которой каждый из нас принадлежит. Система- это группа людей, взаимодействующих как единое целое. Поскольку все части этой системы находятся в тесном взаимодействии, то и улучшение/ухудшение состояния одного из членов неизбежно отражается на самочувствии другого. Чтобы вся семья могла лучше функционировать, не обязательно ждать, когда больной зависимостью обратится за лечением. Жизнь семьи может существенно улучшиться в том случае, если хотя бы один созависимый член ее начнет выздоравливать от созависимости. Сверхзадача, высшая цель семейной психотерапии — это помощь в превращении дисфункциональной семьи в функциональную.
Семейные системы
Впервые понятие системы возникло в биологии. Немецкий биолог Людвиг фон Берталанфи определял систему как «комплекс элементов во взаимодействии». Он же сформулировал принципы, приложимые к любым системам. В настоящее время разработана общая теория систем.
Слово «система» — греческое (systema — составленное из частей, соединенное).
Система, по В.И.Далю, — план, порядок расположения частей целого, предначертанное устройство, ход чего-либо в последовательном, связном порядке.
Семейная система — это предначертанное устройство семьи. Если рассматривать семью как систему, то можно по-новому понять причины и следствия ее несчастий, болезней. Можно понять, почему в семье так много повторяющихся событий, почему правила семейной педагогики так живучи, что мало изменились за 100 лет.
Семья — это социальная система. Это определенное целостное образование, основными элементами которого являются люди, их нормы и связи. Система образует новое качество, не сводимое к сумме качеств ее элементов. Социальные системы сложнее биологических или технических систем, поскольку главный элемент системы человек обладает большим диапазоном выбора поведения. ПОЭТОМУ каждая семейная система в чем-то уникальна.
«Одной из основных форм развития социальной системы являются нововведения. Социальные системы обладают значительной инерционностью, а поскольку новшества вызывают смещение равновесия в них и непредвиденные последствия, то возникает феномен их «сопротивления» нововведениям, для преодоления которого требуются специальные методы активизации инновационных (связанных с нововведениями) процессов в социальной системе». Это цитата из описания понятия «Социальная система» (с. 305) в «Кратком словаре по социологии»/Под общей редакцией академика Д.М. Гвишиани и чл.-корр. АН СССР Н.И.Лапина; составители Э.М.Коржева, Н.Ф.Наумова. — Политиздат 1988. — 479 с. Взгляд на семью как на систему организует мышление так, что мы уже не спрашиваем «Почему муж (сын) болен алкоголизмом (наркоманией)?». Наша мысль идет по иному руслу: «Что происходит в семье, в которой муж (сын) болен алкоголизмом (наркоманией)?»
Увидеть то, что на самом деле происходит, важнее, чем отыскать единственную причину. Если мы видим что-то, тo может быть, мы с этим можем что-то поделать.
Взгляд на семью как на систему помогает нам понять, что болезнь человека — это не его интрапсихический феномен, это не только его проблема как индивида. Болезнь может быть симптомом нарушенного функционирования всей семейной системы.
Отсюда можно черпать надежду. Если зависимость — семейная болезнь и зависимый человек не лечится по какой-то причине, то можно лечить семью.
Зависимый человек как часть семейной системы обязательно испытает благотворность перемен в семье, если это здоровые перемены.
Итак, какие же основные признаки системы?
Структура, Система состоит из частей. В семье такими частями являются члены семьи. В ядерной, нуклеарной, семье — это родители и дети. В расширенной семье — это индивиды ряда поколе¬ний, связанные между собой кровным родством или брачными уза¬ми, В ядерной семье, если все структурные части имеются в наличии, то говорят о полной семье. Семья с одним родителем называется неполной по структуре. Каждый член семьи — это часть системы.
Главный компонент, В семье главным компонентом является супружеская пара, мать и отец, их взаимоотношения. В свою очередь качество их отношений зависит от степени зрелости и целостности их личностей, Если мама хорошо относится к себе самой и если папа хорошо относится к самому себе, то будет больше шансов ожидать, что и относиться друг к другу они будут хорошо. Дети греются под солнышком родительской взаимной любви. Дети чувствуют себя лучше, когда мама и папа целуются и смеются, чем тогда, когда мама привязана только к ребенку и отвергает папу. Взаимоотношения родителей доминируют над всей системой.
Целостность, Принцип целостности любой системы означает, что целое больше, чем сумма частей. Если мы соберем случайные элементы, допустим, несколько человек вместе, то они не образуют систему. Это случайная группа, но не семья. Чтобы получилась семья, эти элементы (части) должны начать взаимодействовать между собой определенным образом.
Без взаимодействия нет системы. Именно взаимодействием Берталанфи обозначил целостность.
Роли. Взаимодействие членов семьи происходит в соответствии с распределенными, точнее избранными, ролями. Это роли матери, отца, супруги(а), детей, учителей, учеников и другие.
В дисфункциональных системах это могут быть роли: обидчик, жертва, бунтовщик, козел отпущения семьи (матери), (отца), герой, маленький родитель (родитель родителя), семейный консультант, победитель, гений, неуспевающий ученик, обреченный больной, зависимый от химических веществ, суррогатный супруг, заботливый человек, маленькая принцесса, потерянный ребенок, «воплощение совершенства», святая, клоун, солнышко, миротворец, носитель проблем и другие.
Роли избираются не случайно, часто не по желанию, а в соответствии с потребностями семьи. Главная потребность семейной системы — самосохранение, сбалансированное существование, семейный гомеостаз. Стремление сохранять существующий порядок, статус кво, Чтобы все было так, как было. Как здоровая, так и дисфункциональная система стремятся сохранять взаимоотношения на определенном уровне, очень свято хранят свои правила и роли.
Взаимоотношения, Взаимодействие частей системы, или членов семьи, происходит по твердым правилам. Правила могут быть открытыми и скрытыми. Правила определяют, как взаимодействуют члены семьи. Каждый член семьи есть индивид, и в то же самое время он несет на себе отпечаток своей семьи.
Взаимодействие в системе обязательно предполагает обратную связь. Обратная связь может быть позитивной и негативной. Если мать хвалит ребенка, она даст ему позитивную обратную связь. Если жена покрывает пьянство мужа, она использует негативную обратную связь. Ее действия не позволяют встретиться мужу с негативными последствиями своего поведения, Нездоровое явление — чрезмерное пьянство — не будет поколеблено. Следовательно, оно будет повторяться. Обратные связи поддерживают функционирование системы,
Открытость либо закрытость системы. Семейная система может быть открытой для новых идей, правил, людей, любой информации. Но она может быть наглухо закрытой, замороженной, окостенелой. В закрытой системе ничего не меняется, все идет по давно заведенным правилам. Лишь накапливаются неудовольствие, боль, болезни и трагедии. Жизнь стучится в замороженную систему в виде болезненного вмешательства, но семья не слышит важных сигналов и не меняется. Как говорил один психолог, удар судьбы в лоб означает, что не возымели действия ее пинки в зад.
Возьмем в качестве примера наркоманию. Это сигнал того, что в семье плохие взаимоотношения матери и отца. Там нет любви, принятия друг друга. Есть много контроля. Каждый силой пытается воздействовать на другого человека. Силовое давление плохо переносится. Накопилось много невысказанной боли. Эта боль может аккумулироваться одним из детей и проявиться в виде наркомании.
Наркоман уходит в состояние измененного сознания. Тем самым он освобождает себя от контроля (силового давления), от боли и… цементирует семью. Родители, давно находившиеся во враждебных либо в холодно-отчужденных взаимоотношениях, сближаются, обсуждают проблемы наркомана, начинают много разговаривать друг с другом. Какая-то иллюзия нормальных взаимоотношений. Система приходит в состояние баланса. Родители контролируют наркомана, но и он контролирует родителей своей наркоманией.
Позитивные обратные связи могут бросать вызов замороженной дисфункциональной системе, взломать эту систему и ее разрушающие правила, скрытые или открытые. Позитивная обратная связь может прийти в форме новых взглядов, новых правил. Поэтому важно быть открытым для новой информации.
Если усвоить новый взгляд на семью как на систему, то отпадает необходимость лечить только «больного» члена семьи. И возникает задача позитивных перемен в системе семьи в целом. Так работает новая информация, так срабатывает позитивная обратная связь.
Семейные правила.
Дисфункциональные семьи страдают и плохо функционируют не потому, что там собрались плохие люди, а потому, что там используются плохие правила. Наши родители не плохие. Это выученные ими в своих семьях правила плохие.
Правила определяют все стороны семейной жизни. Они регулируют хозяйственную деятельность семьи, финансы, празднование событий, общение в узком внутрисемейном плане и шире — в обществе, образование, выбор профессии, сексуальную жизнь, отношение к здровью и болезням, воспитание детей.
В каждом правиле содержится три аспекта: отношение (дом должен содержаться в чистоте и порядке), поведение (посуда у нас моется тотчас после обеда) и коммуникации (если посуда не моется, то отец или мать могут сделать выговор).
Потребности системы. У семейной системы есть свои потребности как материальные, так и духовные.
Материальные потребности: крыша над головой, физическая безопасность, финансы, пища, физическое пространство и т.п.
Духовные потребности: чувство ценности, достоинства; чувство своей продуктивности, чувство интимности и привязанности, чувство, что мы — члены семьи — являем собой нечто единое, чувство ответственности.
У семейной системы имеются потребности в стимуляции, в радости и развлечениях, в способности отстаивать и укреплять себя, в духовной почве.
Семья нуждается в эмоциональной поддержке, в самореализации как отдельных ее членов, так и семьи в целом.
Качество функционирования семьи зависит от степени удовлетворения этих потребностей, равно как и наоборот: степень удовлетворения потребностей определяет качество функционирования семьи.
Главные потребности всякой социальной системы, а семья это часть или разновидность социальной системы, могут быть сведены к 4 важнейшим потребностям.
1. Потребность в продуктивности.
2. Потребность в поддержании эмоций.
3. Потребность во взаимоотношениях.
4. Потребность в единении.
Семейные системы могут быть функциональными и дисфункциональными, Созависимость есть результат жизни в дисфункциональной семье. Поэтому и признаки ее я привожу в первую очередь.
Признаки дисфункциональной семьи
(приводятся по книге Джона Бредшоу «Семья», Bradshaw J., 1988)!.
1.Отрицание проблем и поддержание иллюзий.
2.Вакуум интимности.
3.Замороженные правила и роли.
4.Конфликтные взаимоотношения.
5. Недифференцированность «Я» каждого члена («Если мама сердится, то сердятся все»).
6. Границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимыми стенами.
7. Все держат секрет семьи, все поддерживают фасад псевдоблагополучия.
8. Склонность к полярности чувств и суждений.
9. Закрытость системы.
10. Абсолютизирование воли, контроля.
Правила дисфункциональной семьи Клаудиа Блэк в своей книге «Это никогда со мной не случится» (Black С., 1981) сформулировала предельно кратко, Это правило трех «не»:
• не говори,
• не чувствуй,
• не доверяй.
Дети научаются защищать себя в подобных семьях с помощью встроенных в нас механизмов психологической защиты (защита Эго). Дети подавляют свои чувства, отрицают то, что происходит, проецируют гнев и ненависть на предметы или на друзей. Создают иллюзию любви и привязанности. Дети идеализируют и минимизируют, затуманивают свои чувства и сознание. И в конце концов могут вообще ничего не чувствовать. Эти же механизмы защиты интенсивно работают у взрослых зависимых и созависимых лиц.

Вернуться ко всем статьям